Кровавая транзитка
Кровавая транзитка Печать
Автор: Александр Толмачев   
29.03.2017 18:37

Владимирский централ, где я сейчас нахожусь в плену, опять прославился. Чем бы хорошим, а то очередной смертью. Осужденного по фамилии Мага из 31-й камеры 11 октября 2016г., вывели в душ. Назад он больше не вернулся. Как сказали охранники, повесился на оконной решетке. Бывалые зэки сомневаются в суициде. И вот почему.

Мага молодой парень, ему 28 лет. В Т-2 прибыл месяц назад и успел кое-что рассказать о себе и о том, как он попал в данное учреждение. Перед этим его, как и меня, поместили в СИЗО, которое находится на территории ИК-7 поселка Пакино, в 70 км от города Владимира. С его слов, там его избивали до «потери пульса», грозились изнасиловать. При этом сам половой акт обещали заснять и выложить в Интернет. Не удивляйтесь, такая ломка зэков.

Мага выдержал эти зверские избиения и издевательства. В Т-2 он прошел, как и я, через комнату страха. Если мне слегка боль причинили, то молодых парней бьют по-взрослому. Магу тоже не минула эта никчемная и запугивающая кара.

Рассказывал он еще о том, как его выводили на беседу к операм Т-2. Это было накануне выхода в душ. Старший лейтенант Павел Бондаренко больше часа рассказывал ему различные страшилки. На следующий день получили результат. После смерти Маги по своей наивности думал, что заработает следственная машина: возбудят уголовное дело, начнут опрашивать заключенных Т-2. Куда там!

Тишина полнейшая. Видимо, списали как скотину, которая случайно скопытилась. Попытался обратиться к прокурору Владимирской области Пантюшину И.С., чтобы провел проверку по фактам смертности и почему постоянно происходит членовредительство заключенных. Только за неделю в Т-2 вскрылось 4 человека. Мне до сих пор не выдали исходящий номер и дату отправки письма, от 03.11.2016. Еще 2 обращения к прокурору направил по поводу исполнения Климовым своих служебных обязанностей, которые предписаны в п. 3 ч. 3 ст. 185 Гражданского кодекса Российской Федерации. Он отказался подписывать доверенность на жену. Передал, что мне их печатают в тюрьме, и он будет проводить служебную проверку. Письма, отправленные 31.01.2017 и 03.02.2017 в адрес прокуратуры, так до адресата и не дошли. Отвечать куда они дошли Климов отказался.

Но вернемся на кровавую пересылку. Считаю, что она придумана для устрашения и издевательства над зэками, которые поступают во Владимирское управление ФСИН, которым руководит Виноградов А.Л. Другого объяснения нет. Когда прокуратура по Владимирской области признала, что меня в ИК-7 держат незаконно, думал кровавый гадюшник закроют. Вновь поступающие в Т-2 говорят, что работает СИЗО до сих пор. Избиение и издевательства продолжаются. После проведенного журналистского расследования могу с уверенностью сказать, что в ИК-7 не пересылочный пункт, там преступная кровавая бойня для зэков.

Сейчас общественность и правоохранительные органы взялись за тех, кто издевается над животными. Даже к уголовной ответственности привлекают живодеров. Реальные сроки дают. Чаще всего этим занимаются сектанты. А как обозвать тех, кто кровь пускает не животным, а живым людям? Осужденные даже под категорию ст. 245 УК РФ «Жестокое обращение с животными» не попадают. Вот вам и весь принцип гуманизма.

Как удалось выяснить, осуществляют кровавые экзекуции прикормленные ручные зэки. Не лишают себя такого удовольствия и руководящие концлагерные лица. Одним из таких «гуманистов» является начальник транзитно-пересылочного пункта, о котором идет речь, - майор Ниязи Магарламов.

Он вначале и меня поместил в камеру пыток. Десять дней я провел в ней. После 2-часовой беседы, устраивать самосуд Магарламов так и не решился. Освободил место для другого клиента. Им оказался, Тамерлан из Калмыкии. Его дубасили каждый день. Даже когда он вскрылся, рану перевязали и снова били. Руководил и принимал участие в этом сам Магорламов. Его конек - подбрасывать окровавленное тело к потолку и наблюдать как оно шмякается на пол с высоты 2,5 метра. Тамерлан после таких издевательств жаловался на боли в позвоночнике и бесчувственность правой ноги. Она не реагирует даже на проколы иголкой. У этого молодого парня насчитал более десяти телесных порезов. Два свежих, в знак протеста против экзекуций Магарламова. «Другого способа нет, чтобы остановить палачей», - с грустью говорит Тамерлан. Поэтому зэки всегда с собой носят «мойку» (лезвие). Прошедшие кровавую транзитку, с которыми довелось побеседовать, все подвергались насилию. Чтобы остановить это, вспарывали живот, резали вены...

Меня тоже заказали. И заказали по-серьезному, только вот исполнитель сдрейфил. Видимо, заказчики не смогли сойтись по цене. Меня, конечно, другая участь ждала, чем Тамерлана и других зэков. Поэтому целый месяц ждали расчет за исполнение заказа. Другого объяснения своего незаконного нахождения в ИК-7 я не нахожу. О том, что в кровавой транзитке пытают людей, узнал, находясь там, буквально через пару дней. Душераздирающие крики слышались как в дневное, так и в ночное время. Когда меня вывели в душ, то в раздевалке  на полу и стене увидел свежую кровь. Не успели изуверы за собой убрать. Спрашиваю у зэка, который на побегушках у Магарламова: «Что здесь произошло?» - «Ничего серьезного. Немного повоспитывали приезжего».

- И как часто у вас такое бывает?

· - Частенько, а что?

· - В роли палачей кто выступает?

· - Кого назначит начальник.

· - А сам он принимает участие?

- Принимает, конечно. Не верит, что мы по-серьезному бьем.

· - А для чего это тебе надо?

· - Меня убьют, если ты об этом где-то ляпнешь.

Подобное услышал и при выезде с ИК-7. Сторожить меня приставили зэка. Попытался с ним заговорить. Он замахал руками: «Что вы, что вы! В дежурке окна открыты. Меня предупредили, если я с вами заговорю, то сразу отправят в карцер, где могут изувечить. Давайте лучше молчать. Хотя, хотелось бы узнать, кто вы такой, что они все боятся вас?».

Более остросюжетные тюремные истории я опустил умышленно. Не хочу расстраивать читателей и тех родственников, у кого дети находятся в концлагерных застенках. Приятного мало.

Меня волнует один вопрос: «Кто будет бороться с  такими тюремными садистами, как Магарламов?». В прокуратурах созданы штатные подразделения по надзору за исполнением законов в исправительных учреждениях. Только вот этих надзирателей в тюрьмах не видят. Жалобы в их адрес не доходят. Но деньги эти работники получают исправно. Причем немалые. Если бы они работали с заключенными, были с ними постоянно в контакте, то такого «падежа» зэков в концлагерях не было. Оренбургский зам. прокурора Игнатенко дал мне официальный ответ, что с ИК-5 в год выносят «вперед ногами» по 18 человек (цифру он занизил). А в масштабе страны вырисовывается страшная картина. Да, наши самые гуманные в мире суды не выносят смертные приговоры. Подозреваю, что такая негласная обязанность возложена на ФСИНовских работников. Поэтому и уголовных дел никто не возбуждает. Все списывают на мнимый суицид. 

Comments: