Свет, газ, вода и другие «жадности» Погибы – 2

Мы, кажется, нашли источник, из-за которого жителям Ростова-на-Дону постоянно повышают тарифы на электроэнергию, газ и воду. В прошлом номере газеты был опубликован репортаж со стройки на Военведе. Строительная фирма «Славяне» уже третий год возводит там 17-этажный дом для военных. По графику объект должен быть сдан в 2010 году. Сколько защитникам Отечества еще ждать крыши над головой, неизвестно. Зато нам стало известно, что эта стройка поглотила электроэнергии больше чем на три миллиона рублей. Воду пока не считаем. Законностью подсоединений и врезок, по нашему заявлению, занимаются компетентные органы. Чтобы облегчить им работу, мы решили посетить еще несколько объектов, принадлежащих Погибе. Там тоже полным ходом потребляются неучтенные свет, газ, вода.

Картина Репина «Приплыли»

Этот дом расположен в самом центре Ростова-на-Дону. Его фасад выходит на Богатяновский спуск, а тыльная сторона – на музыкальный театр. В театр (но не комедии, а абсурда) мы и попали, переступив порог этого дома, напомнившего нам ночлежку из пьесы Максима Горького «На дне». Только вот обитают здесь отнюдь не деклассированные элементы (всякие там босяки или бомжи), а вполне достойные граждане Российской Федерации, приехавшие в донскую столицу на заработки.
Осмотрев дом (а вернее, трущобы), мы не увидели, что к нему подходят электрические провода. Между тем внутри ветхого жилья повсюду на стенах торчали «сопли» (то есть провода, которые находились под напряжением). А ведь они могут послужить причиной пожара. Неужели пожарные, которым по штату положено проверять такие места, знать не знают об этом пожароопасном объекте? И где наши доблестные предприниматели из ОАО «Донэнерго», отвечающие за городские электрические сети?
На первом этаже мы зашли в угловую комнату, которая, по-видимому, служит обитателям трущоб кухней. Стены, на которых прикреплены электропровода, изъедены грибком. В дальнем углу зияет дыра в потолке, из которой на голову запросто может упасть какой-нибудь «тупой предмет».
Сливной бачок, прикрепленный на подоконнике, служит умывальником. Вода из него стекает прямо в подвал, из разных концов которого доносится крысиный писк (сейчас у грызунов брачный период). В общем, картина Репина «Приплыли»!
По темному коридору направляемся в противоположную сторону. В проеме одной из дверей показывается лохматая голова подростка, но, завидев нас, девочка захлопывает дверь. Представляемся: «Мы из газеты: можно с тобой поговорить?» – «Мне разговаривать с незнакомыми людьми запрещено». – «Кем запрещено?» – «Родителями». – «А где твои родители?» – «Они на работе». – «Ну, тогда назови хотя бы свою фамилию». – «Репина»…
Идем дальше. В конце коридора обнаруживаем мусорную свалку: пищевые отходы, пустые консервные банки, полиэтиленовые бутылки и т. д. (раздолье для мышей и крыс!). И эта помойка – в центре Ростова! И куда только смотрят чиновники, отвечающие за санитарную и эпидемиологическую обстановку в городе? Тем более что за стеной «ночлежки» – студенческая столовая Ростовского государственного строительного университета. Надо полагать, что в пищеблок из соседнего дома проникает не только зловоние, но и крысы.
На лестничной площадке второго этажа наше внимание привлекает распределительный щит, дверцы которого распахнуты. И здесь подключение не соответствует стандартам! В угловой комнате (как и на первом этаже) – кухня, похожая на пещеру. В ней застаем женщину, которая на газовой плите жарит колбасу. Представляемся: «Мы из газеты». «Ой, это не ко мне», – даже не выключив газ, женщина пытается проскочить мимо нас. Но мы настойчивы:
 – «Вы здесь живете?»
– «Да».
 – «А почему вы не хотите с нами разговаривать?»
– «Мне с вами говорить не о чем!»
– «Скажите, как вас зовут».
– «Нет-нет, я разговаривать с вами не буду»…

Из общежития – в отстойник

В конце коридора мы заметили, как на свету мелькнула тень. Подходим к крайней двери, стучим. На стук выходит симпатичная девушка. Как выяснилось, Олеся родом из Каменска-Шахтинского, а здесь живет