«Меня «крышует» Путин»

В предыдущем материале я рассказал, от чего офигел начальник ИК-9 подполковник внутренней службы Алексей Пашенец, когда пообщался с зэками, пришедшими на прием, к главному бухгалтеру учреждения. Привел реальные факты, которые имели продолжение. Как очевидец, сам офигел не меньше, чем Пашенец. Поэтому решил еще раз пройтись по финансовым бракоделам.

Итак, врио главного бухгалтера ИК-9 Олеся Прохорова при первой встрече была не готова к ответам на заданные вопросы заключенных. Она взяла тайм-аут на неделю. Обещала за это время подготовить ответы, подкрепленные документами. В назначенное время иду на встречу. Снова очередь. Первым оказался семидесятилетний старик. Он уже устал ходить на подобные встречи. Инвалиду каждый шаг дается с трудом. Расстояние в 150 метров он преодолевает за 30 минут. С бадиком не расстается. Уже который месяц он не может отправить деньги со своей пенсии на лечение жены. Бедолага в очередной раз ушел расстроенным, со слезами на глазах. Зато Прохорова была в настроении. Веселость ее сразу улетучилась, когда я вошел в кабинет. Она тут же дала указание дежурному офицеру, чтобы тот включил видеорегистратор. Я дождался, пока аппаратура заработает и начал задавать ей вопросы:   

— Олеся Владимировна! Вы в прошлую среду обещали подготовить:

а) ксерокопии вкладышей к лицевому счету;

б) ксерокопии выписок из лицевого счета за три последних месяца;

в) ксерокопии платежек по переводам.   

— Все не успела сделать. Выписки готовы. Можете их взять. Остальное в следующий раз.  

— Вижу, Вы держите в руках мои вкладыши к лицевому счету. Можно на них взглянуть? 

— Берите. Но вы вряд ли в этих цифрах разберетесь. 

— Да, здесь и разбираться нечего. Сплошные исправления. Вот единица превратилась в шестерку, четверка в восьмерку… Всего семь правок в одном только бланке. Как вы это объясните?   

— Ничего страшного. При покупке продуктов питания продавец ошиблась в подсчете. Пришлось править. 

— А почему меня не поставили в известность? В магазине я расписался за истраченную тысячу. Теперь там стоит сумма в шесть раз больше. Как изволите это понимать?

— Как хотите, так и понимайте.

— За подобные махинации пострадала ваша подруга, бывший главный бухгалтер ИК-9 Голуб. Ее судили. Но вы продолжаете заниматься тем же. Когда я проводил в отношении Голуб журналистское расследование, она меня пугала Поршиным. Утверждала, что начальник УФСИН по Оренбургской области ее крышует. Как видите, «крыша» дала течь. Раз вы так смело нарушаете финансовую дисциплину, то, видимо у вас крыша покруче, чем Поршин.  

— Голуб мне не подруга. А «крышует» меня Путин. Меня все равно не посадят. Я — многодетная мать.

Смотрел на нее и понимал, что эта истеричная бухгалтерская дама залезла по самые уши в дерьмо. Не по своей, конечно, воле. По моим сведениям, она прекрасно ориентируется в финансовом потоке данного учреждения. За плечами богатый опыт, приобретенный многолетним трудом на одном и том же месте. Прохорова однозначно знает «левые» и «правые» счета не только ИК-9, но и УФСИН по Оренбургской области. Но зато как артистично играет честного счетовода – «гражданина Корейко». В отличии от Голуб, она запросто может сдать финансовую пирамиду УФСИН. Рано или поздно это произойдет. И зря Прохорова пытается хорохориться. Понимая, что о чем-то здравом говорить с ней бесполезно, решил пообщаться снова с посетителями. Среди них были и те, кто пришел к ней повторно. Недельный перерыв ничего не изменил. Все тот же несуразный лепет.

– Осужденный Щербак, у которого пропал перевод на 2 тысячи рублей и в какой-то смутной ведомости появился долг, почти в одну тысячу рублей, покинул кабинет со словами: «Подавитесь этими деньгами». Его раздражительность понятна. Прохорова халтурно отнеслась к его просьбе по поводу выяснения возникшего долга и пропавшего перевода. Он, как и я, увидел в своем лицевом счете исправления. Пытался выяснить, кто дал ей право так грязно исполнять свои обязанности. Прохорова дала понять, что это не его ума дело.

– Вадим Разараев тоже вышел от Прохоровой, как кипятком ошпаренный.На предыдущей встрече она обещала ему разобраться, откуда взялось «Первое коллекторское бюро», которое требует от него 10 200 рублей. Вадим настаивал, чтобы к следующей встрече ему подготовили исполнительный лист мирового судьи и постановление пристава-исполнителя на взыскание данной суммы. Пришел повторно, но ничего подобного не получил. Прохорова дала понять, что разговор окончен. Вадим оказался не из робкого десятка. Остался и стал настойчиво требовать то, за чем пришел. Прохорова не выдержала и по телефону дала указание, чтобы ей принесли требуемые Разараевым документы. Ей принесли пародию на постановление пристава-исполнителя. Оно было куцым, без подписи и печати. Из этой бумажки следует, что пристав-исполнитель Лиана Шипилова взыскивает 10 200 рублей в пользу НАО «Первое коллекторское бюро», которое находится в городе Волгограде на улице Рокоссовского, дом 62.Самое интересное то, что Разараев первый раз слышит об этой конторе. И при чем здесь Волгоград, если он там ни разу не был. Вадим подметил:    

-В постановлении написано об обращении взыскания денег с заработной платы. А вы сняли 750 рублей с перевода, который мне прислали родственники. Насколько мне известно, вычеты с переводов запрещены.     

— Это кто вам сказал? Мне все равно, откуда поступают деньги на ваш лицевой счет. Вычитала с переводов и впредь буду вычитать. А чтобы вы меня больше не донимали, пишите приставам, пусть они вам разъясняют, что за долг у вас образовался.  

Прохорова взяла ручку и с орфографическими ошибками написала примерный текст. Совет дельный. Но почему Прохорова не показала Разараеву исполнительный лист и концовку постановления пристава-исполнителя Шипиловой. Кроме того, она не выдала квитанцию перевода на счет взыскателя. Есть сомнения, что его деньги были отправлены адресату.

– Осужденный Виталий Гавришов тоже пришел к Прохоровой выяснить, куда уходят его деньги, вычитаемые с заработной платы. Он с собой захватил справку №387 от 22.07.2020. В ней главный бухгалтер О.Г.Василькова (она сейчас на больничном) указала, что с 21.01.2020 меры взыскания отменены.Тем не менее с января по настоящее время деньги улетают в неизвестном направлении. Родственники ходили к приставам. Те в недоумении. Средств на погашение иска из ИК-9 не поступало. Виталий попросил Прохорову возвратить взысканную сумму 14 348 рублей и прекратить его преследовать рублем. Ответ Прохоровой его шокировал:   

— Ну и что, если отменили иск? Деньги возвращать вам никто не будет. Кому хотите, тому и жалуйтесь.   

— С денежного перевода на погашение иска у осужденного Дмитрия Захарова вычли 500 рублей. Он сделал официальный запрос в Управление федеральной службы судебных приставов по Оренбургской области. Ответ не заставил долго ждать. Задолженность по исполнительному производству не изменилась. Денег из ИК-9 на погашение иска не поступало.

— Девять месяцев назад осужденному Араику Аратюняну из Оренбурга отправили два перевода на 2 000 и на 2 300 рублей. Бухгалтерия от него отвернулась, как от назойливой мухи. Утверждали, что он их давно истратил. Одним словом, дурака из него сделали. И только после моего вмешательства на лицевом счете Аратюняна вдруг появились 2 000 рублей. Куда делась вторая сумма, надеюсь, Прохорова вспомнит наконец-то, где она зависла. Уж не в чьих-то карманах ли?

— У осужденного Виктора Горшенина тоже ежемесячно снимались деньги с лицевого счета на погашение иска. Часть денег до взыскателя так и не дошла. На официальный запрос должника пришел  официальный  разоблачительный ответ от приставов — «Денег из ИК-9 не поступало». Возврата денег Виктор так и не дождался.

Тех, кто в ИК-9 должен выплачивать присужденные суммы по гражданским искам,  более 80%. Это около 700 человек. «Месячный навар» неплохой получается. До взыскателей не доходит более 300 тысяч рублей. За «исковиками» в данном учреждении гоняются. Любыми путями стараются их устроить на работу. Для чего? Как я понимаю, так легче воровать деньги. Если и приезжает какая-то проверка, то им суют список должников и выплаченные суммы взыскателям. Но никому невдомек, что эти цифры крутятся только на бумаге, а не уходят адресату. Уверен, об этой исковой афере знает руководство УФСИН по Оренбургской области. Как и о других финансовых махинаторах.За примером далеко ходить не надо. Пенсия и ЕДВ (единовременное пособие) пожилым людям приходят в ИК-9 каждый месяц 13 числа, а зачисляют их на лицевой счет через 10 дней после поступления. А это немалая сумма, перечисленная Пенсионным фондом Оренбургской области. Она превышает 500 тысяч рублей в месяц.  Почему происходит такая задержка с зачислением, Прохорова ответить не смогла. Хотя прекрасно знает, по какому адресу крутится данная сумма.

Мне довелось заполучить весь  список зэковских пенсионеров в ИК-9, кому денежные зачисления приходят без каких-либо задержек. В этом списке есть графа, где получатель денег должен поставить свою подпись. К сожалению, ни в одной такой ведомости, подобного я не увидел. Графа девственно чиста. Нетрудно догадаться, что бухгалтерии ИК-9 есть резон скрывать дату поступления списка. За 10 дней указанная сумма может быть использована на затыкание финансовых дыр в данном учреждении. А дыры есть и немалые. Из управления ФСИН по Оренбургской области произошла информационная утечка. Оказывается, в ИК-9 на строительство швейного цеха и ремонт служебных и жилых помещений было перечислено 75 миллионов рублей. Говорят, что за освоение данной суммы уже отчитались. Вот только швейный цех остался в зачаточном состоянии. Стройка как началась, так и закончилась. На моих глазах все происходило. Сначала у зэков отняли прогулочную площадку. На ней сделали разметку будущей постройки. Руками зэков засыпали ее мусором. И на этой свалке возвели фундамент, который уже дал трещину. На этом позорном эпизоде стройка и остановилась. Не удивлюсь, если в Москву доложили о запуске нового швейного цеха. Ремонт бани и возведение крыши на административном здании тоже рук (и денег? — прим. А.И.) заключенных. Подозреваю, что в отчетных документах числятся подрядные и «зарядные» организации. Естественно, с хорошей оплатой труда и заложенным откатом. Трудяги зэки явно в этой дележке денег не принимают участие. К капитальному ремонту жилых помещений еще не приступали и вряд ли приступят. Хотя есть предписание прокуратуры о приведении их в надлежащий вид. Заместитель начальника ИК-9 по воспитательной работе капитан Николай Шереметьев в начале 2020 года заверил меня, что новый швейный цех к концу лета заработает. В этот же срок будут отремонтированы и жилые помещения. Он ходил по бараку и показывал, как гнилье и старье превратится в сказочный зэковский уютный терем. Так складно врал про капитальный ремонт, что я уже был готов написать материал о том, как УФСИН по Оренбургской области заботится о бытовых условиях заключенных.

Хвалебной оды не получилось из-за того, что запланированное строительство и капитальный ремонт с треском провалились. А как хорошо и «смотрибельно» все начиналось. В то время, когда зэки носилками таскали мусор на размеченную площадку под швейный цех, из управления ФСИН по два раза в неделю приезжало начальство. Ходили по периметру, смотрели на кучу мусора, при этом что-то записывали в блокноты и блокнотики. Видимо, подсчитывали экономию за счет рабской силы. Когда на этой груде мусора появился халтурный фундамент, приезжие стали жать друг другу руки. Смотрины резко прекратились, когда халтурный фундамент пошел трещинами. Наконец-то до высокого начальства дошло, что на рабском труде далеко не уедешь. Нужны профессионалы. А на их привлечение денег уже нет. Вот бухгалтерия ИК-9 и крутится, как заведенный волчок, в поисках дармовых денег. Ничего умного не придумали, как залезть в карман бедолаг. Не сомневаюсь, что Прохорова в курсе всех финансовых махинаций, и является активным штыком по оформлению подложных документов по списанию бюджетных денег. Поэтому с нее и надо начинать правоохранительным органам. Перед выходом материала я снова встретился с Прохоровой. Она молча, с поникшей головой выслушала мои претензии по работе бухгалтерии. Быстро выдала мне ксерокопии вкладышей к лицевому счету и заторопилась на выход. Попросил ее остаться и ответить на ряд вопросов, Согласилась. 

— Олеся Владимировна! Почему при отоваривании в магазине не выдаются кассовые чеки? Вы согласились с исправлениями в лицевом вкладыше. Были бы чеки, мы точно с вами смогли установить, на сколько вы меня объегорили.

— Кассовых чеков нет. Мы их уничтожили. Все равно выдавать их вам на руки запрещено. 

— А как же закон потребителя? Если бы с вами так в магазине поступили, без чека ошарашили общей ценой, наверняка вы возбудились бы. 

— Я магазинные чеки не требую. Мне все равно, что там написано.

— А я вот требую, но вместо кассового чека мне суют клочок бумажки, которая называется ОКУДом. Там указывается только общая сумма, без наименования и цены товара. Расшифруйте мне эту дикую по отношению к закону аббревиатуру. 

— Что такое ОКУД – я не знаю. Спрашивайте у тех, кто придумал эту форму оплаты и расчета. «Промсервис» трясите. Они нам навязали свои правила торговли. К сожалению, они нам не подчиняются. Хотя бухгалтерский учет мы за них ведем. Поэтому мы вынуждены в магазин выделять своего специалиста.  

Так что же кроется за этими четырьмя загадочными буквами? Расшифровку дали сами зэки. ОКУД-обдираловка Кочукова, узаконенная дельцами. Спросите, кто такой Кочуков? Изестная по моим публикациям личность. Он генерал и возглавляет финансово-экономическое управление ФСИН России.  Его ответ на мои предыдущие материалы по хищению денег с лицевых счетов заключенных меня шокировал.  Он палец о палец не ударил, чтобы остановить махровую коррупцию в концлагерях и в территориальных УФСИНах. А фактов я приводил множество. Вместо того, чтобы оторвать задницу от московского кресла и выехать по поступившему сигналу, он занимается никчемными отписками. В моем понимании, генерал крышует коррупционеров как местного значения, так и ФСИНовскую верхушку.

Что касается магазина, то он одним росчерком пера зачеркнул закон «О защите прав потребителей». Вот его трактовка: «Выдача осужденным чеков контрольно-кассовой техники и (или) по форме ОКУД №0700003 не предусмотрена ведомственными правовыми актами». Своим бездумным посылом, Кочуков полностью обесценил зэковские лицевые счета. Такая негласная указивка бухгалтерам позволила безнаказанно, как говорят зэки, рубить бабло. Вот поэтому такие, как Прохорова, и чувствуют себя вольготно на финансовом поле. А финансовое поле российских концлагерей обширное. Здесь, только в ИК-9, за последнее время сделали деньги на закупке гробовых тапочек, стульев, тумбочек, продуктов питания, стройке и так далее. Бытовая техника, начиная от стиральных машин, холодильников, микроволновых печей и заканчивая телевизорами, закупленных на деньги заключенных, тоже проводятся через бухгалтерию. Типа, куплена на бюджетные деньги.(!!!)-А.И.)

Как воруются средства, выделенные государством на свет, газ, воду, продукты питания я уже писал. Правда, у Кочукова не нашлось смелости расшевелить змеиный клубок.  В ответе он об этом промолчал. Крадущее-несущее сообщество осталось при своих интересах.  

И последнее. Врио главного бухгалтера Олеся Прохорова во всеуслышание заявила, что ее крышует Путин. Сказано не сгоряча. Она, по всей видимости, имела в виду, что при нынешнем главе государства наступил коррупционный разгул. Если враги, а их таковыми обозвал президент, гребут лопатами деньги, то почему бы и ей не залезть в карман зэков? Надеюсь, что первый и последний раз.

Толмачев А.М.,

концлагерь ИК-9 УФСИН России по Оренбургской области,

сентябрь 2020г.

5 копеек от Изучеевой:

1) если исправления в чеке (вместо истраченной 1 тысячи вдруг оказалось, что было закуплено продуктов на 6 тысяч рублей) срочно писать жалобу в Роспотребнадзор (искусственно увеличивают долг перед магазином) и руководству магазина(продавец вместе с бухгалтерией ИК  занимается воровством продуктов, искусственно создавая долги зэкам за, якобы, купленные товары на 6 тысяч рублей;

2) если вычтенные бухгалтерией деньги не дошли до взыскателя или до приставов, срочно подать иск  либо к ИК-9 (деньги остались в колонии) или к приставам (деньги остались у приставов) об убытках плюс иск о компенсации морального вреда. n

2 комментария к “«Меня «крышует» Путин»”

  1. 20 декабря задержали,значит, 19 должен срок закончиться +дорога. К католическому Рождеству должен приехать в Ростов.))
    А когда на самом деле выпустят, неизвестно.Могут еще что-нибудь придумать.
    «-А во-вторых, Бог знает, чего они туда плеснули. Вы можете сказать, что им придёт в голову? — Всё, что угодно.»))

Оставьте комментарий