Мыльные пузыри в деле Кочеткова

Мы познакомились с ним на пересылке в Оренбурге. Это было 9 мая 2015 года. В ожидании этапа в небольшой камере нас собрали человек тридцать. Разговоры, дым коромыслом. Выяснили, кто куда едет. В Новотроицкую колонию № 5 нас было трое: Александр, Геннадий и я. Мы быстро нашли общий язык.

Попутчики из местных там уже были. Вкратце рассказали, что из себя представляет ИК-5. Они ехали туда из девятого лагеря отбывать дисциплинарное наказание. В их учреждении нет ЕПКТ (единое помещение крытого типа ), куда их определили на целый год. Это значит, что они будут находиться в замкнутом пространстве 12 месяцев. По окончании срока наказания их снова вернут в ИК-9.

Такая безумная ротация заключенных слишком дорого обходится государству. Кроме того, умышленно нарушается закон. В ст. 81 УИК (уголовно-исполнительный кодекс) сказано, что осужденные отбывают весь срок наказания в одном исправительном учреждении. На территории Оренбургской области законные требования не действуют. Действует властная рука местного начальника ГУФСИН Андреева. Это по его указанию зэков, как колоду карт, тасуют по тюрьмам и колониям.

Со мною он тоже решил сыграть в игру без правил. Получился сбой. Но это отдельная тема для разговора. Вернемся к моим знакомым попутчикам. Наиболее общительным оказался Геннадий. Тем более была тема для разговора. Он, как и я, служил в Северо-Кавказском округе. Был морским пехотинцем. Оставляли на сверхсрочную, не согласился. По дембелю уехал домой в Оренбургскую область. Женился на женщине с двумя детьми. Прожили 6 лет. Она ему родила сына. Потом развод.

Свой « боевой » путь в тюрьму Геннадий рассказал уже в столыпинском вагоне. Он открыл сумку и показал папку с документами. По весу килограмм 10 наберется. «Это моя переписка с правоохранительными и судебными органами, — с грустью заявил Геннадий. — За это и катаюсь по лагерям. Не любят у нас тех, кто хочет добиться правды. В этом ворохе бумаг ничего конкретного, одни отписки. Слышал о Вас. Вы помогаете людям, не откажите и мне».

Он протянул мне верхнюю папку. Открываю – приговор Переволоцкого райсуда Оренбургской области. Наказан по п. «б» ч.4 ст.132 УК РФ на 12 лет в колонии строгого режима. Хотел было сказать, что насильниками не занимаюсь. Мы молча посмотрели друг на друга. Геннадий видимо понял, что я хотел сказать.

– Вот так все, как только увидят статью, по которой сижу, то сразу не вникая в подробности, дают однозначный ответ — виновен. Не насиловал я падчерицу. Это жена все организовала.

– Не горячись. В моей тюремно-журналистской практике был уже такой случай. В станице Кущевской Краснодарского края за изнасилование родной 10-летней дочери, судили селянина. Дали 20 лет. Мы с ним встретились в изоляторе временного содержания. Убитый горем мужик обратился за помощью. Клялся, божился, что его оговорила бывшая жена. После тщательного изучения документов я нашел серьезные факты его невиновности. Опубликовал материал на эту тему. Приговор был отменен. Это не единичный случай в Краснодарском крае. Как потом стало известно, таким способом женщины избавлялись от неугодных мужей, тещи от зятьев и т.д.

Не успел я закончить свой рассказ, как Геннадий соскочил с места и тыча пальцем в папку с документами громко заявил: «У меня схожая ситуация. Почитайте, вы сами убедитесь в моей невиновности. Но как это доказать? У меня сил и знаний не хватает бороться с беспредельщиками. Вся надежда на вас».

Порывшись в представленных Геннадием бумагах, я с его позволения отобрал некоторые из них для изучения. Договорились, что документы я верну с письменным изложением своей точки зрения на данное преступление, после их тщательной проработки. В поезде, на скорую руку не привык делать скоропалительные выводы. Наши пути разошлись в ИК-5. Меня отправили в карантин, Геннадия с Александром в ЕПКТ, которое находилось на территории исправительного учреждения.

Тогда я еще не знал, какой это гадюшник – ЕПКТ и что я туда попаду через пять месяцев пребывания в ИК-5. В бараке отряда № 8, куда меня распределили после карантина, я все-таки нашел время для изучения дела Кочеткова. Не буду описывать всю трагедию произошедшего в этой семье. Из прочитанного стало ясно, что бывшую жену Геннадия кто-то надоумил пойти на подлый шаг оговора. Без полицейских консультантов здесь явно не обошлось. Они были разведены, но жили под одной крышей. Жилье получили от предприятия, где работал Геннадий. При разводе делить нажитое имущество жена не пожелала. Грозилась избавиться от мужа через его домогательства к 10-летней дочери.

Тогда угрозу Геннадий не принял всерьез. Осознал все случившееся, когда протрезвел в полицейском участке, куда его доставили из дома. Долго не мог прийти в себя, когда предъявили предварительное обвинение по ст. 132 УК РФ. Надеялся, что разберутся и отпустят. Не отпустили. Довели дело до суда. Приговор получился суровым – 12 лет строгого режима.

А были ли на самом деле насильственные действия сексуального характера со стороны отчима – Кочеткова? Однозначного ответа на этот вопрос я не нашел ни в материалах уголовного дела, ни в самом приговоре. Наоборот, я столкнулся с мыльными пузырями, которые могли лопнуть на любой стадии уголовного и судебного разбирательства. Меня всегда удивляли сказочники при погонах и мантиях. Видимо, когда они пишут обвинительные заключения и приговоры на эту тему, то сами возбуждаются от своих сексуальных «воображалок». Особенно это хорошо заметно при описании детских изнасилований.

Я не зря в этом материале упомянул о кущевском «отце-насильнике». Судил его как раз мужчина. Смачно у него получилось с описанием самого полового акта. Увлекся так, что написал устами ребенка, что она даже не почувствовала, как во влагалище ей ввели не шуточных размеров член. Дальше мозги у носителя мантии, видимо, отключились. Он не узрел в материалах дела, что в день изнасилования девочка прошла медосмотр. Районный гинеколог дал заключение, что повреждений половых органов у школьницы не обнаружено. Вот Вам и разгадка к отмене приговора. Слава богу, что в вышестоящих инстанциях поняли это.

В деле Кочеткова тоже есть опровергающие его виновность факты. Согласитесь, вдруг насильниками не становятся. За шесть лет совместной жизни Геннадий ни разу не был замечен в домогательствах к малолетней падчерице. Таковым его сделали в один день по ранее заготовленному сценарию. Бывшая жена вдруг захотела секса. Объявила Геннадию мировую и поставила в честь этого бутылку. Тот, не подозревая подвоха, после изрядно принятой дозы попал в крепкие объятия жены. Его удивило то, что такой раскрепощенной он ее в постели еще не видел. Кувыркались до тех пор, пока простынь не оказалась в сперме. Обессилевшего мужа бывшая жена вытерла его же трусами. За полученное удовольствие она отблагодарила Геннадия очередной дозой спиртного. Сама ушла на работу.

Казалось бы, в первую очередь, она должна была убрать следы удовольствия? Не убрала. Так бы намеченный план сорвался. А для того, чтобы Геннадий не вышел из состояния штопора, позвонила его брату и попросила составить ему компанию. Для этого она выделила еще бутылку водки. Разошлись собутыльники в час ночи. Вернее один ушел, а другой был на столько пьян, что не мог двигаться. Об этом и доложил, по ее просьбе, ночной гость. Концовка, думаю, уже понятна. В 4 часа утра нагрянула жена и увидела, как Геннадий выходит из спальни. Она сразу бросилась туда. На постели увидела дочь и мокрое пятно на простыне. По запаху определила, что это сперма. Забыла при этом, что это та самая простынь, на которой она кувыркалась с Геннадием. Перевернув все с ног на голову, она тут же позвонила в полицию. Прибывший наряд увидел Геннадия в таком состоянии, что он не только не мог совершить насильственных действий, он идти не мог. Его на руках заносили в полицейский УАЗик. В приговоре судьи Расчупко Е.И. я не нашел показаний бывшей жены Геннадия, что они с ним на той же постели несколько часов назад занимались сексом. А она давала такие показания и на предварительном следствии, и в суде. Нет и показаний гинеколога, которая постоянно проводит осмотр школьниц. А где экспертиза на предмет повреждения половых органов несовершеннолетней девочки? Да и сама потерпевшая говорит, что голым она Геннадия не видела. Видела раздетым до пояса. Сразу вопрос: а что он в своем доме должен постоянно ходить одетым и в галстуке? Основной аргумент обвинения – сперма на простыне. Но ведь бывшая жена не отрицает, что именно на этой кровати они с Геннадием провели бурные часы сексуального наслаждения.

Поверьте, за четыре года своего пленения мне довелось увидеть настоящих маньяков-насильников. Так они и не отрицают своего участия в совершенном преступлении. В отличие от них, Геннадий постоянно требует пересмотра дела. В ответ получает никчемные отписки. Такое ощущение, что надзирающие органы даже не читают материалы уголовного дела при виде статьи 132 УК РФ.

Как и обещал, я помог Геннадию написать заявление на имя Генерального прокурора страны Юрия Чайки. В нем осужденный Кочетков указал, причем доказательно, что бывшая жена оговорила его и вовлекла в этот преступный сговор несовершеннолетнюю дочь. Просил в отношении нее возбудить уголовное дело по ст. 150 УК РФ. Проводилась проверка или не проводилась по этому поводу, Кочетков не знает. В итоге его уголовное дело из суда пропало. Когда он мне сказал об этом, я в начале не поверил, пока не увидел своими глазами постановление Переволоцкого районного суда Оренбургской области от 11 августа 2015 года.

Цитирую написанное судьей Чариковой Т.Н.: «30.06.2015 г. уголовное дело по обвинению Кочеткова Г.А. в совершении преступления, предусмотренного п. «б » ч.4 ст. 132 УК РФ с апелляционной жалобой на постановление посылкой за № 06-19/ 3622 весом 3.067 кг, почтовый идентификатор – 46126386910688, посредством почтовой связи «Почта России » направлено в Оренбургский областной суд. Согласно ответу начальника Оренбургского почтамта Филиала ФГУП « Почта России » УФПС Оренбургской области – Анеферик В.А. от 09.08.2015 г. № 45.52.10/4 – 265, посылка с указанным уголовным делом № 46126386910688, отправленная в адрес: 460000, г. Оренбург, ул. Комсомольская, д. 52, утрачена по вине работников связи № 460 000 г. Оренбурга». Таким образом, судье Чариковой Т.Н во время отправления правосудия стало известно, что сотрудники почты совершили преступление, однако Чарикова своим постановлением всего лишь обязала Новосергиевский межрайонный следственный отдел восстановить материалы уголовного дела. Не стала она себя утруждать и очередным заседанием, в котором решение о восстановлении уголовного дела должно приниматься с учетом мнения сторон.

Известив осужденного Кочеткова о пропаже материалов уголовного дела, суд занял выжидательную позицию. Пока районное судейство бездействовало, осужденный стал активно теребить следственные органы и прокуратуру. В своих заявлениях просил ознакомить его с восстановленным делом, согласно закону требовал принять непосредственное участие в следственных действиях, допросах и очных ставок. Исполнители и надзиратели скромно промолчали. Кочетков вынужден был снова обратиться в Переволоцкий районный суд, но уже с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ на действия (бездействие) должностных лиц прокуратуры и следствия. Рассматривала жалобу все та же судья Чарикова. В своем пустом по содержанию постановлении от 23.10.2015 г. она выделила две таких строчки: « Судья пришел к выводу, что жалоба осужденного Кочеткова Г.А. не содержит необходимых сведений для ее рассмотрения» и возвратила ее заявителю. Получается, что суд заварил кашу с пропажей материалов уголовного дела, а Кочетков расхлебывает чью-то преступную халатность. В итоге Кочетков уже 6 месяцев сидит в тюрьме под честное слово судьи Чариковой. Материалы, на которых основывался приговор, пропали. Значит, в данный момент приговор – ничего не значащаяся бумажка? Тогда почему Кочетков сидит?

Нет сомнения, что пропажа или умышленное хищение уголовного дела – это ЧП. Почему оно произошло? Позволю себе выдвинуть свою версию случившегося. Предполагаю, что Кочеткову удалось достучаться до того же Генпрокурора Чайки. Могло последовать указание о назначении прокурорской проверки по заявлению Кочеткова о возбуждении уголовного дела в отношении бывшей жены по ст. 150 УК РФ. Тут-то и зашевелились фабриканты уголовного дела в отношении Геннадия Кочеткова. В деле слишком наглядно просматривалась заинтересованность и преднамеренное участие в организации преступления бывшей жены Кочеткова. И не заметить этого сыщики не могли. Они понимали, если начнут допрашивать жену Кочеткова, то потянется цепочка, которая и приведет к полицейским инструкторам. Допускаю, что к ним для улучшения показателей пришла разнарядка на ст. 132 УК РФ. За раскрытие такого рода преступления государство тратит немалые деньги. Жаль, конечно, что погоня за показателями и дармовыми деньгами ломает людские судьбы. В данном случае морского пехотинца Геннадия Кочеткова, честно отдавшего Родине свой воинский долг. Надеюсь, что правда все-таки восторжествует и Геннадий выйдет на свободу. Но для этого нужна властная рука Москвы. Местный уровень, надзорно-судейских органов, свою несостоятельность уже показал. И вышестоящая инстанция должна в этом деле поставить жирную точку. Естественно, с применением статей уголовного кодекса к тем, кто до такой идиотской степени унизил невиновного человека.

Александр Толмачев,

журналист, боевой офицер, узник « лагеря смерти » ИК-5

Оставьте комментарий